Детство, опаленное войной

Детство, опаленное войной

Памятник Неизвестному солдату в ст.Клетской.

Нет, наверное, в нашей стране семьи, которую бы не коснулась Великая Отечественная война. Не прошла она мимо и нашей семьи. В разное время на полях сражений погибли два брата моего мужа Анатолия Федоровича – Иван и Егор и мой дядя Степан. Мне пришлось в течение долгих восьми лет по документам устанавливать места их гибели.
Синянский Иван Федорович – участник Сталинградской битвы, погиб в боях за станицу Клетскую в 1942 году. К сожалению, мы не знаем, где он конкретно похоронен, но поклоняемся памятнику Неизвестного солдата в центральном парке.
Синянский Егор Степанович прошел всю войну, умер от ран в Чехословакии 30 апреля 1945 года, похоронен в братской могиле города Глучин.
Шипицын Степан Егорович – старшина гвардейской мотострелковой роты, член ВКПб, награжденный медалью «За отвагу», погиб в январе 1945 года. Похоронен на братском кладбище в Словакии.
Вечная память и вечная слава моим родным и всем бойцам Красной Армии, которые погибли, защищая нашу Советскую Родину и народы Европы от фашистских захватчиков. Они героически сражались на фронте, а в тылу ковали победу их матери и жены, старики и дети.
Мы, уральские ребята времен Великой Отечественной войны, не слышали воя снарядов, разрывов бомб, не были свидетелями сражений на фронтах войны, но мы знали, что идет жестокая, страшная битва. Знали, как погибла московская комсомолка Зоя Космодемьянская. Наша первая учительница в Аникинской начальной школе Апполинария Павловна Первова читала нам книгу Ванды Василевской «Радуга», о подвигах молодежи в годы войны. Видели из окон школы, как идут составы по железной дороге, груженые военной техникой. Видели. Как везли солдат на запад в теплушках, а обратно оттуда возвращались разбитые вагоны.
Помню, как в деревню Аникино привезли детей из блокадного Ленинграда. Поселили их в доме, где был колхозный детский сад. До сих пор помню глаза этих ребятишек, которые узнали все ужасы войны. У нас в деревенских семьях было очень плохо с хлебом. Мы ели только черный хлеб из муки с добавками хвоща, молодой еловой хвои, клеверных головок, соевого жмыха. Местные жители имели свои огороды – картошку, морковь, огурцы, другие овощи и делились с эвакуированными ребятами всем, что было у нас. Большинство из них были очень истощенными и больными и поэтому многие умирали. Сколько их покоится на нашем аникинском кладбище! Взрослые говорили, что здесь похоронены детдомовские дети из Ленинграда.
Мы как могли помогали фронту трудом. Бригадир из колхоза «Наука» Аникинского сельсовета Степан Иванович Ларионов весной 1942 года организовал бригаду школьников и подростков в деревне Пелени. Это был человек с начальным образованием и высокой нравственной культурой. Мы ни разу не слышали от него грубого и резкого слова. Все военные годы и в период восстановления народного хозяйства мы работали в колхозе наравне со взрослыми целый световой день. Нас тогда было много мальчишек и девчонок из деревни Пелени в 36 дворов. Это Дуся Пеленева, Галя Балуева, Шура Пеленева, братья Бушуевы, сестры Катя и Тася Балуевы, два Ивана Беляевы, две Тани Волегова и Ларионова и многие другие.

Детство, опаленное войной

Памятник в деревне Байч (Словакия), где похоронен С.Е.Шипицын.

Детей старше 14 лет забрали учиться в школы ФЗО. Затем их направляли работать на фабрики и заводы городов Перми и Верещагино. Так уехали от нас Шура Пеленева, Иван Беляев и другие. А мы помогали взрослым, выполняли посильную работу. Весной пололи руками озимую рожь, ячмень, пшеницу. От колючек осота у нас долго болели руки. Мальчишки помогали пахать и сеять. Девочки весной расстилали лен рядами на куделю, а в августе рвали и складывали лен в снопы. Осенью собирали в поле картошку.
Все мы: и мальчики, и девочки работали в огородном звене, где старшей была пожилая женщина Марфа Беляева. Отчество ее, к сожалению, не помню. Была она доброй, но требовательной. Мы поливали капусту, огурцы, высаженные взрослыми, пололи морковь, подкармливали их удобрениями.
На всю жизнь запомнился курьезный случай. Как-то раз вечером мы сорвали огурчики и принесли их домой. Моя мама тут же велела их отнести обратно. Было очень стыдно. Но тетя Маша, как мы ее называли, не поругала нас, а сказала: «Зачем же вы так, я бы сама сорвала и дала их вам, ведь вы заработали». До сих пор стыдно.
Когда начиналась жатва, некоторые из нас уходили на ток. Большой честью было подавать снопы машинисту молотилки. Работать надо было быстро и со сноровкой, чтобы молотилка не простаивала. Мальчики гоняли лошадей, чтобы работал привод молотилки, возили на телегах снопы с поля. Девочки на току веяли зерно, отгребали его от молотилки и веялки, ссыпали в мешки. Крутить веялку было трудно, не хватало силенок, поэтому зачастую крутили неровно, дергая. Помню, старушка Прасковья Носкова говорила: «Ох, ребята, ребята, разве так работают. Санько (а тому Санько лет 90, белый, как лунь), иди, покажем молодым, как надо работать, тряхнем стариной».
Дедушка Саша (фамилию не помню), так ровно и плавно прокрутил веялку, что бабушка Параня, как звали ее в деревне, прошла по току барыней в танце. «Так надо работать, чтоб душа пела и плясала, а сердце радовалось, а не то, что вы «тырк, пырк». Такой урок преподнесла нам 94-летняя старушка. Невысокая, в широкой юбке, в талию кацавейка, как молодая в танце. Такой и осталась она у меня в памяти.
1943 год, война продолжалась. Мы работали и учились. Зимой помогали взрослым, вязали варежки и носки для фронта, обвязывали носовые платочки, шили кисеты, радовались, когда у кого-то получалось красивей и нарядней. Участники художественной самодеятельности выступали с концертами в военных госпиталях перед ранеными. Сколько было счастья в глазах этих людей, сколько благодарности, у многих по щекам текли слезы. Мы не понимали тогда, почему они плачут, ведь мы же для них танцуем и поем, они должны радоваться, а не плакать. Сейчас я думаю, что это были слезы от воспоминаний о пережитом, о семье, доме, детях…
Детство, опаленное войнойВот так мы жили в те суровые годы. Осенью 1994 года я имела счастье приехать на родину, встретиться со многими сверстниками, которым уже было за 60. Мы вспоминали свои детские и юношеские годы, как учились и работали, помогали фронту и своим посильным трудом приближали долгожданный День Победы. Несмотря на тяжелое время, мы были счастливы, потому что впереди у нас была целая жизнь со своими радостями и печалями, но мы верили только в счастливое будущее.
Часто вижу во сне деревню Пелени, Верещагино, Зюбайку – вехи моей жизни на Урале, как поется в песне: «Отпускать меня не хочет родина моя».
Нынешний год – год 75-летия Великой Победы. Так хочется, чтобы в нашей стране, да и других царили мир и покой, а все люди были счастливы и здоровы. Пусть никогда не повторятся те ужасы, которые мы испытали в своем детстве.

В.Синянская,
труженица тыла,
ветеран труда, станица
Новотитаровская
Краснодарского края.


Понравилась заметка? Поделись с друзьями!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Электронное СМИ (сетевое издание) «Дон», зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР) 08.08.2016г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77–66738.

Учредители - МАУ "Редакция газеты "Дон".

Главный редактор Егунов А.В. . Телефон: 8(84466) 4-11-32, 8(84466) 4-13-36. E-mail: don_press@mail.ru Адрес редакции и издателя: 403562, Волгоградская область, станица Клетская, ул. Луначарского, 27

Copyright kletskdon.ru. Все права защищены. © МАУ "Редакция газеты "Дон". 2012-2018 год. Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на kletskdon.ru !

Письма читателей не рецензируются и не возвращаются. Публикуемые материалы не всегда отражают точку зрения редакции. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламной информации. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.