И сердцем вновь переживем…

И сердцем вновь переживем…Неумолимое время отсчитывает годы и десятилетия. Но не властно оно над нашей памятью. Слишком дорогой ценой досталась тогда нашему народу долгожданная Победа. Не только тем, кто с оружием в руках встал на защиту Отечества, хотя основная тяжесть испытаний легла, конечно же, на их плечи. Неоценимый вклад в Великую Победу внесли и труженики тыла, все, кто ковал ее у заводского станка, на колхозных полях и фермах, кто с нетерпением ждал солдатские письма, вышивал кисеты, вязал теплые вещи для фронтовиков. А потому праздник Победы — семейный праздник. В праздничный день вспоминают о павших на полях сражений, об ушедших от нас в послевоенное время и убеленные сединами старики, и совсем молодые люди. Молодому поколению есть чем гордиться, чему поклоняться!

Вспоминать до сих пор страшно

Восьмилетней девчонкой встретила Зоя войну. Казалось бы, годы должны стереть из памяти все плохое, а начиная сегодня разговор про то время, она говорит: «Вспоминать до сих пор страшно, мурашки идут по коже».

Родилась Зоя в обычной крестьянской семье. Папа — Венедикт Михайлович Елисеев —до войны работал ревизором в райфинотделе, мама- Клавдия Михайловна — была домохозяйкой. Когда началась Великая Отечественная война, папа ушел на фронт добровольцем. Остались они с мамой и младшей сестренкой.

Летом 1942 года, когда немецко-фашистские войска начали наступление на Сталинград, была объявлена срочная эвакуация. Весь колхозный скот с сельхозинвентарем переправляли за Волгу, многие местные жители уходили за Дон вместе с односельчанами. «Наш дедушка,— вспоминает Зоя Венедиктовна, —каждый день слушал радио. Сводки Совинформбюро были неутешительные — фашисты вышли в большую излучину Дона, упорно продвигались к Волге. С 14 июля область находилась на военном положении. И тогда дед велел нам с мамой уходить в безопасное место, за Дон. Собрались быстро. В узелок набрали немного еды, да белья сменного. В обед вышли в сторону х.Староклетский. Но к переправе уже никого не пускали, стреляли без предупреждения. А вечером туда пришли немцы».

Клавдия Михайловна вместе с двумя маленькими дочками и другими односельчанами прятались в оврагах. Там женщины выкопали траншею, чтобы в случае налетов авиации можно было укрыться. В невыносимую жару спасал родник с ледяной водой, находившийся неподалеку.

«Спустя некоторое время решили из Староклетского уйти в Евстратовский, к папиной родне, — говорит Зоя Венедиктовна. — Но добравшись до хутора и увидев там немцев, приняли решение добираться в Перелаз к бабушке, маминой маме». Как шли пешком несколько верст — голодные, мучившиеся жаждой, — разговор особый. Много позже, уже после окончания войны, Зоя Венедиктовна свои впечатления переложит в стихотворные строки.

Из Клетской нам пришлось уйти,
Но за Дон не было пути.
Пешком с детьми, с кусочком хлеба
Шли по степи под знойным небом.
А мысль одна: детей спасти,
Подальше от боев уйти.
Казалось, уберечь их
С родными рядом легче.
Теперь живем мы в Перелазе,
Но и сюда дошли не сразу.
Теперь же к маме добрались
И успокоились: «Спаслись!».

«И в Перелазовском хозяйничали вовсю немцы. Дом они заняли. Пришлось обосноваться в амбаре. Из Сталинграда вместе с тремя маленькими детьми перебралась поближе к родне и другая бабушкина дочка, тетя Лиза. Все вместе и выживали. Немцы гоняли хуторских женщин на уборку хлеба, заставляли на речке стирать свое белье. Спали вповалку на земле, подстелив соломы. Питались чем Бог пошлет. Но знали, что это ненадолго».

Все воет,  стонет и кипит

С каждым днем фронт приближался. И долгожданный день пришел. Девятнадцатого ноября 1942 года ранним утром началось контрнаступление советских войск. Небо загрохотало от выстрелов зенитных орудий. Грохот, взрывы, крики людей, рев животных, и опять взрывы, взрывы. Но для всех хуторян это было радостным событием.

До сих пор со слезами на глазах героиня моего рассказа вспоминает про то счастливое время. «В Перелазовском одна улица была из булыжника, по ней шли танки. Гул стоял страшный. Перед этим бомбили, и я вместе с другими залезла в погреб. А погреб еле дышит. Однако спрятались мы туда, умирать не хотелось никому. Одна женщина приподняла крышку погреба, чтобы взглянуть на танки. Всплеснув руками, говорит: «Ой, да кого я вижу-то?». Мы все спрашиваем: «Кого?».

— «Вы скажите, какие у наших шапки?».
— «Серые, как шинель».
— «Это наши!».

Тут все повыскакивали на улицу. Бойцы на танках кричат: «Здравствуйте!». Молодые ребята стали вылезать из танков. Все обнимались, целовались. А один молодой боец бросил мне мяч и сказал: «На, стрекоза, лови, у фашистов отобрал, бери, играй!». Какое это было чудо: игрушка на войне. Ведь мы были все потрепанные, грязные, больные. Долго хранила я этот мяч».

Много позже, уже в мирное время З.В. Цымлова этому радостному событию-началу контрнаступления советских войск под Сталинградом посвятила свое стихотворение.

«Катюши» бьют, летят снаряды,
Все воет, стонет и кипит.
Стальной лавине нет преграды –
Не Тихий – Грозный Дон кричит!
Горит станица, полыхает
(За триста лет несчетный раз),
Но каждый сердцем понимает:
«Исполним Родины наказ!»
Всё напряглось в одном порыве,
Все двинулись: «Вперед! Вперед!»
О, сколько ярости в той силе –
Возмездие фашистов ждет.
Сегодня праздник в честь героев,
Салют торжественно гремит.
И вся Россия, я не скрою,
О нашей Клетской говорит!

После освобождения нашего района от немецко-фашистских войск Клавдия Михайловна вместе с двумя дочками вернулась в Клетскую. Небольшой домик на узкой улочке уцелел. Но в крыше, покрытой чаканом, зияла большая дыра. Поднялись они на подловку, и выгребли в ведро целую гору гильз. По рассказам очевидцев, там стоял пулемет, который вел прицельный огонь по врагу в сторону луга. Крышу подлатали, откопали во дворе мешок со спрятанной одеждой, глиняные черепушки с пшеном и зерном, и потихоньку стали обживаться.

Каждый вечер вся семья собиралась за столом, чтобы снова и снова перечитать солдатские треугольники от папы, Венедикта Михайловича, воевавшего на Ленинградском фронте наводчиком гаубицы. Пока они находились далеко от дома, отец писал жене и детям письма, и был обеспокоен тем, что не получал на них ответа.

Всякий раз, когда Зоя читала весточки отца с фронта, она испытывала боль, тоску и одновременно радость, что папа жив. Спустя много лет она посвятила дорогому человеку стихи.

«Здравствуй, Виня, дорогой!
Как я рада- ты живой!
Как Бога мне благодарить?
Пять писем на столе лежит!
Все тихо за столом сидели.
Притихли девочки, смотрели,
Как «уголки» мы открывали,
По числам их сортировали.
А гильза медная коптила
И слабым огоньком светила,
Но для меня всего желанней
Свет писем долгожданных.
Сестрица Лиза их читала,
А мама тихо причитала
Дрожащим голосом без слез:
«Не ранило б его, не слег…»

Вернулся казак Венедикт Елисеев с походным мешком и медалями на груди домой только спустя год после окончания войны. Дважды был ранен. Обнял жену Клавдию, поцеловал дочек. Никто не скрывал слез радости. Теперь вся семья была в сборе. А вместе, как известно, любые трудности по плечу. За мужество и храбрость, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, В.М.Елисеев был награжден орденом Славы, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Все время хотелось кушать

Тяжелой была и послевоенная жизнь. Мальчишки и девчонки сели за парты учиться. Столов и стульев не было. Многим родители давали с собой в школу табуретки. Часто дети приходили голодные, плохо одетые. «Когда началось контрнаступление советских войск под Сталинградом, -вспоминает Зоя Венедиктовна,- многие немецкие и румынские солдаты в нашем хуторе, собираясь в спешке, побросали свои вещи и стали поспешно отступать. В бабушкином доме осталась одна из шинелей оккупантов, из хорошего сукна. Позже мне из нее сшили пальтишко, в котором я проходила до 4 класса».

Не было бумаги, чернил. Учились писать на старых газетах. Чтобы не замерзнуть, осенью и зимой косили бурьян для топлива и хоть чуть-чуть протапливали помещение. Но дети серьезно относились к занятиям. Все хотели учиться грамотности.

За хлебом, который выдавался по карточкам, были огромные очереди. Люди с вечера занимали очередь, чтобы их отоварить. «Не всегда и доставалось, — вспоминает Зоя Венедиктовна. — Постоянно было пусто в животе. Мама мне с вечера говорила: «Зойка, в очередь». Всю ночь простою, а утром в школу на занятия надо идти. Бывало, что не всегда целым доносила паек, ведь есть хотелось и днем, и ночью. А мама ругалась: «Надо было с горячей похлебкой покушать».

В начале 50-х годов молодая девушка уехала в г. Новочеркасск к родственникам и там поступила учиться в элеваторный техникум. По распределению попала на целину, в Казахстан. Как техник-электрик она вела монтаж оборудования элеватора в г. Щучинске.

Уже позже, переехав поближе к дому, Зоя Венедиктовна работала мастером по строительству в местном ПМК, перед выходом на заслуженный отдых трудилась в управлении сельского хозяйства инженером по труду и заработной плате.

Ложатся строчки на бумагу

Со школьных лет Зое удавались шуточные эпиграммы на своих ровесников, она легко складывала небольшие четверостишия. А в более зрелом возрасте к ней пришла поэтическая муза. «Стихи я начала писать давным — давно. Сначала ко мне приходит строчка, а за ней тянутся другие,— говорит Зоя Венедиктовна. — Или частушка вдруг появилась в голове, я ее тут же спела. Но раньше я все выбрасывала, отказывалась от них, сжигала. А собирать свои стихи стала уже в зрелом возрасте. В моем творчестве их много о войне. Был в моей жизни этот период — война. Она запомнилась, осталась в душе. И хотелось вылить эту свою душу. А стихи живут во мне, со мной, и будут жить. Ведь это приходит совсем нежданно, сначала приходит строчка…». Большая часть ее произведений посвящена Великой Отечественной, другие- о казаках, природе, любви, дружбе, но все они искренние, и трогают слушателей болью, восторгом, добротой.

И сердцем вновь переживем…

Сиреневая песня
Весна задышала сиреневым цветом,
Белесая накипь в садах…
Поют молодые в ночи до рассвета:
И счастье, и радость в словах.
Ах, сирень! Ах, сирень!
Ах, сиреневый цвет!
Ты дари мне весной
Из сирени букет.
Прекрасные гроздья цветущей сирени
Лежат на коленях моих,
А я загорелась, зарделась в смущении.
Весенний букет на двоих.
Смотрю я и вижу, что в этом букете
И нежность, и ласка, и новь.
Ведь это прекрасно- нам встретить весною
Большую-большую любовь.
Прошу тебя, милый, ты каждой весною
Дари мне на память сирень.
И будем мы счастливы только с тобою
Всегда, каждый миг, каждый день!

В 90-х годах при поддержке начальника районного отдела культуры Н.И. Дранникова в центральной библиотеке часто проводились литературно-музыкальные гостиные поэтического клуба «Мелодия души». Их гостями становились интересные и творческие люди. Они с удовольствием читали свои произведения, воспевавшие красоту донского края, родной станицы. В 1994 году вышел в свет сборник «Над тихим Доном у нас…», посвященный 380-летию станицы Клетской, куда вошли стихи местных поэтов-любителей. Многие клетчане смогли познакомиться с творчеством своих земляков А.Войнилова, З.Цымловой, В.Платоновой, Ц.Глазуновой,А.Пономарева, Е.Галициной, В.Бредихина, А.Простоквашиной и многих других. Это люди различных профессий, разного возраста, но всех их объединяет любовь к родным просторам, степям, казакам, живущим на Дону, и умение выразить свои эмоции, чувства в стихотворных строках. Часто стихи печатались в районной газете «Дон».

А вот одно из стихотворений Зои Венедиктовны, посвященное казачьей станице.

Родная станица
Станица родная, зеленая, тихая,
Лежишь ты подковой у белых у склон.
Царскою волей и грозными вихрями
Поставлена ты как казачий заслон.
Ты видела много и крови, и горя,
Но были и радость, дела.
Не надо мне Черного теплого моря,
Лишь только б станица жила.
Весна или осень, зима или лето –
Прекрасна всегда и во всем,
Добром человеческим, лаской согрета
Станица моя – отчий дом!
Будь счастлива, Клетская, — родина наша!
Покойно нам здесь и светло.
Нет лучше станицы, нет лучше
и краше, Чем Клетская, где нам тепло!

Как в грозные сороковые достанем письма фронтовые

Приближается великий и светлый праздник — День Победы. В этот день по всей стране проходят торжественные марши, парады Победы. С экранов телевизоров звучат военные песни, рассказы о бессмертном подвиге солдат и офицеров, защитивших нас от коричневой чумы, защитивших наших детей и внуков для светлой жизни. Но у тех, кто пережил то страшное военное время, всегда наворачиваются слезы на глазах. Особенно когда вспоминаются все ужасы, страх за близких, боль от потери родных.

…Сегодня с мамою вдвоем,
Как в грозные сороковые,
Достанем письма фронтовые
И сердцем вновь переживем
Военные те годы роковые.

К сожалению, давно уже нет в живых родителей Зои Венедиктовны. Но они остались в памяти — веселые, задорные, любящие жизнь. Они живы, пока мы о них помним.

Здоровья всем, мира и чистого неба!

Н.Воропаева.
Фото автора и из семейного архива.


Понравилась заметка? Поделись с друзьями!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Электронное СМИ (сетевое издание) «Дон», зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР) 08.08.2016г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77–66738.

Учредители - МАУ "Редакция газеты "Дон".

Главный редактор Егунов А.В. . Телефон: 8(84466) 4-11-32, 8(84466) 4-13-36. E-mail: don_press@mail.ru Адрес редакции и издателя: 403562, Волгоградская область, станица Клетская, ул. Луначарского, 27

Copyright kletskdon.ru. Все права защищены. © МАУ "Редакция газеты "Дон". 2012-2018 год. Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на kletskdon.ru !

Письма читателей не рецензируются и не возвращаются. Публикуемые материалы не всегда отражают точку зрения редакции. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламной информации. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.