Никогда не подведет

(кто исповедует систему сухого земледелия, тот всегда будет с хлебом)

На дворе декабрь, а значит, скоро уйдет в историю и этот год – юбилейный год системы сухого земледелия. Даже не верится, что с того памятного года внедрения этой системы на полях Клетского района уже прошло 55 лет. И за это время она еще ни разу не подвела земледельцев. Кроме системы сухого земледелия, существуют и другие, но для наших почвенно-климатических условий она подходит, как никакая другая. Благодаря ей наш район стал хлебной житницей области, где из года в год получают стабильные и запланированные урожаи. На страницах районной газеты мы уже не раз рассказывали, как внедрялась система сухого земледелия в нашем районе. Мозговым центром и двигателем эксперимента, имевшего всесоюзное значение, стал так называемый штаб земледелия, созданный в областном комитете сельского хозяйства. А возглавил этот штаб главный агроном комитета Федор Леонтьевич Козловцев, впоследствии ставший заслуженным агрономом России. Всю свою жизнь он посвятил системе сухого земледелия, всячески пропагандировал ее как среди технологов полей, так и среди журналистов, освещавших вопросы сельского хозяйства и, в частности, растениеводства. Он был неизменным участником различных областных, районных совещаний по вопросам внедрения системы сухого земледелия и всегда доступным языком объяснял нам, журналистам, ее основные принципы. Так получилось, что мы с ним подружились, и когда бы он ни приезжал в Клетский район, обязательно встречались, потому что он был отличным собеседником и с ним можно было разговаривать на самые различные темы. Он знал всех руководителей, главных агрономов хозяйств района, передовиков – комбайнеров, которые в уборку добивались наивысших результатов. Потом, когда уже здоровье не позволяло ему совершать длительные поездки, он частенько звонил мне и интересовался как делами района, так и моими, поздравлял со всеми праздниками. Таких подвижников своего дела, как Федор Леонтьевич, я знаю мало, и сегодня, отдавая дань памяти этому замечательному человеку, хочу поделиться его воспоминаниями о внедрении системы сухого земледелия в Клетском районе.
— Кому в диковинку наше южное знойное лето? Для нас это скорее норма, чем исключение, и потому пенять на него при виде гибнущего урожая можно разве что в средней полосе России, обычно заливаемой дождями, но только не у нас. Засуха в области настолько привычна и ожидаема, что застать врасплох она может лишь нерадивых крестьян. Настоящий думающий и заботливый хозяин знает, что ей противопоставить, а точнее, быть с ней в ладу и остаться с урожаем. Да, недород может случиться, но, чтобы «списывать» посевы на полях, подобное настоящему крестьянину не может присниться даже в кошмарном сне. Ведь он отлично понимает, что нет в наших климатических условиях другой технологической альтернативы, как пар- посев. Хочешь быть в любой год с урожаем – будешь, а если ты имеешь половину своего пахотного поля под парами, то непременно получишь гарантированный и очень даже приличный урожай. Это их величество пары, любовно, со знанием дела ухоженные, и творят чудо.
Надо сказать, что система сухого земледелия, так называется эта технология аграрными специалистами, зародилась не сегодня и даже не вчера. В нашей области она внедрялась то в одном месте, то в другом, а потом мы вышли на публичный диалог с широкой крестьянской массой о парах, безотвальной обработке почвы и прочих элементах системы сухого земледелия, то следует основательно углубиться и в историю, и в саму технологию, и в психологию людей.
Как это было у них?
Кому не известно, что обратить русского человека в другую веру практически невозможно. Вот так и с технологией. Перед его глазами очевидные ее преимущества – он смотрит, видит, согласно кивает, а у себя как пахал, сеял, так и продолжает делать. Ему говорят об ощутимой выгоде, явных преимуществах, гарантиях урожая. Не возражает, но продолжает все делать по старинке. Ну нет ему дела до разных там систем сухого земледелия.
Совсем другое отношение к агротехнической технологии на Западе. Если велят тамошнему фермеру обрабатывать землю по определенной методике, он – кровь из носа – будет. В Канаде, например, такие приемы в земледелии называются куда проще – плоскорезная обработка почвы. Другими словами, это безотвальная обработка полей с сохранением стерни. Там, где применяются эти технологические приемы, и в помине нет никаких плугов. Для многих из нас подобное утверждение звучит и сейчас дико. До сих пор мы корим нерадивых хозяев невспаханными в зиму полями. Сказать, что плоскорезная обработка была тогда сенсационным открытием, не скажешь. Специалисты знали о ней. Но знать одно, а внедрить – другое. Сколько замечательных открытий, изобретений не могут до сих пор запустить в производство из-за нашей косности.
Повторю, что в нашей области засуха скорее не исключение, а норма. Понятно, что специалисты и до семидесятых годов искали способы борьбы с ней. А когда разразилась знаменитая пыльная буря, когда сметало поверхностный, плодородный слой почвы, когда в посадках наметались сугробы земли, стало очевидно, что традиционные приемы земледелия для нас плохи и их надо менять. С другой стороны, напрашивалась мысль, а стоит ли бороться с природой, с той же засухой? Может, лучше приспособиться к ней? Тем более, что на Уральской опытной станции (впоследствии на ее базе вырос Всесоюзный научно-исследовательский институт зернового хозяйства) разрабатывались и исследовались различные способы обработки почвы, которые позволяли снижать последствия засухи. В основу нового направления легли исследования земледелия Канады академиком Бараевым. Считается, что он был крестным отцом нынешней безотвальной обработки.
Побывали на землях Канады и наши специалисты, в том числе и автор этих строк. Каково же было мое изумление, когда за тысячу верст от своего Заволжья попал… в такое же Заволжье, в степи, схожие с нашими. Никаких тебе романтических прерий и саванн, а такая же безликая серая степь. Канада к тому времени уже стала крупнейшим в мире экспортером высококачественной пшеницы. И все это давала безотвалка. Стерня, оставаясь на обработанном поле, копила за зиму снег и сводила на нет влияние пыльных бурь, не давала разгуляться ветру. И во главе всего стояли пары. Меньше трети они ни у кого не занимали, а в самых засушливых штатах под них отводилось до половины пашни. В результате в самый суховейный год фермер меньше пятнадцати-восемнадцати центнеров пшеницы с гектара не получал. Разумеется, очень быстро перестроилась на выпуск специальных сельхозорудий их промышленность. Кстати, и наша потом в развитом социализме начала поставлять селу до пятидесяти видов спецтехники.
Первый эксперимент провалился
После увиденного и услышанного в Канаде, я еще больше укрепился в собственной правоте, что нужно вводить безотвальную обработку почвы. Но когда мы решились на внедрение этой технологии, то многие наши начинания встретили в штыки. Да что там мы! Даже Бараев, имея поддержку Союзного Министерства сельского хозяйства, средств массовой информации, то тут, то там натыкался на неприятие новой технологии. Агрономы-практики ни в какую не хотели принимать новшества, мотивируя тем, что это никакая ни обработка поля, если повсюду торчит стерня. Ни за какие коврижки хозяйства не хотели заниматься безотвальной обработкой. Но все же благодаря нашему упорству и убежденности в своей правоте нам удалось сдвинуть это дело с мертвой точки. Но никто из нас тогда не знал, что нашей затее не суждено будет сбыться. Чтобы не наломать дров, решили начать с небольших опытов, с делянок. Потом мы поймем, что это было нашей главной ошибкой.
Одним из первых экспериментальных хозяйств, кому выпала эта честь, был совхоз «Труд» Михайловского района. Для эксперимента было выделено необходимое количество тракторов, противоэрозийных орудий. Не забыли организаторы и об учебе, но главным было то, что на опытных полях разрешили оставлять пар. Под него отвели почти треть пашни, что по тем временам было неслыханным делом. Безотвалку поддержал академик Бараев, который несколько раз приезжал в хозяйство. В совхоз зачастили специалисты и разного уровня сельхозчиновники. Всем было интересно, чем же завершится этот эксперимент. Противники тоже присматривались к творимому на земле «безобразию», к ее разбазариванию и о любом нашем промахе или ошибке били во все колокола, не только в районе, но и в области. И они все-таки добились своего – движение по безотвальной обработке почвы захлебнулось.
Как ни странно, но противники сухого земледелия заслуженно праздновали свою победу. Устроителям данного эксперимента ни в коем случае не нужно было затевать опыты на ограниченных участках и с малым количеством паров, что в дальнейшем и подтвердилось. Говорят, что на ошибках учатся, и мы вновь взялись за свое.
И мы добились своего
К счастью, в это время во главе облисполкома был Виктор Петрович Бородин, агроном по образованию, живо интересовавшийся всем новым, что давало улучшение и повышение плодородия почвы. Разве могло устроить человека с государственным умом то обстоятельство, что область была полностью во власти капризов природы и из года в год собирала мизерное количество зерна – порядка полутора миллиона тонн зерна?
Потерпев первую неудачу, мы вскоре добились разрешения на внедрение системы сухого земледелия в глубинном Клетском районе, который теперь является основной зерновой житницей области. А тогда… Почти повсеместно низкая агротехника, хроническая нехватка разного рода специалистов, в том числе и агрономов, сельхозоборудования. Засоренные поля, низкая урожайность. Полигоном для нового эксперимента было выбрано, пожалуй, самое захудалое хозяйство – совхоз «В-Бузиновский», и то не весь, а только одно его отделение с хутором Ериком. Как ни странно, но восемь механизаторов, что там были, не могли содержать поля в должном порядке. Тогда считалось нормой для тракториста поддерживать и обрабатывать за сезон семьдесят, восемьдесят гектаров. А тут было сформировано звено из четырех человек, правда, оснастили его, как говорится, до зубов тракторами К-700, мощнее которых не было, и всеми другими спецорудиями, в том числе и стерневыми сеялками. Особо подчеркну, в поле не вывели ни одного плуга. Пашни не убавили ни на один гектар. Виданное ли дело, чтобы на механизатора приходилось по 800 гектаров пашни! Фантастика! И, конечно же, треть полей была отведена под паровой клин.
Полный триумф
И вот уборка. Каждый механизатор намолотил в среднем по тысяче тонн зерна. Такие результаты казались запредельными, невероятными. Ведь даже канадские фермеры столько не намолачивали. Как говорится в таких случаях, результат превзошел все ожидания. Вот что значит должная организация труда и безупречная технология, и неважно при этом, в каком обществе ты живешь и работаешь. Если Бог дал тебе организаторский талант и не забыл вложить хозяйскую жилку и отмерил семь пядей во лбу, то успех, производственный, жизненный, тебе обеспечен. Первым механизатором, который поверил в новую систему земледелия и всем своим бурным энтузиазмом и железным характером повел за собой остальных, был Станислав Гавра. Тогда много говорилось, писалось, показывалось о Юрии Чаусове и Станиславе Гавре – первых звеньевых, непосредственных воплотителей и исполнителей передовой технологии. Ну чем не нынешние фермеры! Первопроходцы того стоили, особенно Гавра, который вышел на соревнование с сухими штатами Канады и Америки. Работа по трехпольному севообороту в Советском Союзе началась со звена Станислава Гавры. Нигде тогда на Нижней Волге не было такого количества паров и нигде не пахали безотвально. Эксперимент удался, и далее эта технология распространилась на Заволжье.
Земледельцы показывали и показывают высокие результаты. Стерневыми сеялками сразу выполняли несколько операций – закрывали влагу, культивировали, сеяли, прикатывали. Это какая же выходила экономия энергоресурсов, средств! При этой технологии наполовину снижаются издержки против традиционной, почти в пять раз увеличивается производительность труда. Так что преимущества этой технологии очевидны. И там, где ее применяют, получают стабильные высокие урожаи зерновых и пропашных культур, вне зависимости от погодных условий. Еще раз хочу сказать, что основу системы сухого земледелия составляют безотвальная обработка почвы, сев высокоурожайных культур по черным парам.
Записала В.Епифанова.
P.S. Агрономическая наука, да и практика не стоят на месте. В производство внедряются новые формы и методы обработки полей, ведь от правильной обработки зависит будущий урожай и плодородие почв. Шаблона в земледелии не может быть, так как даже в одном регионе климатические условия отличаются. За последние годы в современном земледелии все чаще внедряются такие нетрадиционные для наших регионов методы обработки почв, как no-till (нулевая), mini-till (минимальная), strip-till (полосная), позволяющие достигать значительной экономии трудовых, почвенных и энергоресурсов, предупреждать деградацию грунта, а также вызывающие разрушительные действия ветровую и водную эрозии, способствовать накоплению и сохранению максимального количества влаги в плодородном слое почвы, нивелировать колебания почвенной температуры и прочее. И к каждой технологии нужно подходить взвешенно и осознанно, тщательно изучив ее. Для этого нужно время. А система сухого земледелия работает уже 55 лет и благодаря ей наш район и область в целом получают высокие урожаи.


Понравилась заметка? Поделись с друзьями!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Электронное СМИ (сетевое издание) «Дон», зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР) 08.08.2016г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77–66738.

Учредители - МАУ "Редакция газеты "Дон".

Главный редактор Егунов А.В. . Телефон: 8(84466) 4-11-32, 8(84466) 4-13-36. E-mail: don_press@mail.ru Адрес редакции и издателя: 403562, Волгоградская область, станица Клетская, ул. Луначарского, 27

Copyright kletskdon.ru. Все права защищены. © МАУ "Редакция газеты "Дон". 2012-2018 год. Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на kletskdon.ru !

Письма читателей не рецензируются и не возвращаются. Публикуемые материалы не всегда отражают точку зрения редакции. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламной информации. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.